Оцените нас в соцсетях:

Их часто можно встретить на улице, куда-то спешащих по делам. В черной свободной одежде, в сандалиях, с приветливой, располагающей к себе, улыбкой на лице.

Кто они, эти женщины, посвятившие свою жизнь служению Богу?

За 16 лет в Италии жизнь дважды сводила меня с ними.

Один раз вживую, второй-через личную историю человека, выросшего в женском монастыре.

Расскажу обе.

Первая случилась в Ферраре в действующем монастыре Кларисс.

Давно хотела посмотреть место погребения Лукреции Борджиа, дочери Папы римского Александра VI Борджиа, жившей в Ферраре в последнем браке с АльфонсоI D’Este и умершей в возрасте 39 лет во время родов.

Читайте также:  Как живут пенсионеры в России и Италии?

Место упокоения находится в действующем монастыре Кларисс.

В определенные часы он открывает двери, чтобы можно было осмотреть прекрасную монастырскую церковь Тела Христова (Corpus Dominus), где и похоронена Лукреция с мужем. Только церковь и все.

Мне дали в сопровождение сестру по имени Марияграция (Mariagrazia), как мне показалось, совсем молоденькую девушку с чистыми и удивительно ясными глазами ребенка.

Монастырская церковь Тела Христова
Монастырская церковь Тела Христова
Suore-итальянские монахини
В полу перед алтарем захоронения Лукреции Борджия и ее мужа Альфонсо I D'Este
В полу перед алтарем захоронения Лукреции Борджия (справа) и ее мужа Альфонсо I D’Este (слева)

Я полюбовалась крошечной церковью, похожей на изящную дамскую безделушку, постояла у плиты в полу, за которой покоится Лукреция, и вернулась к моей спутнице.

Надо пояснить, что она сопровождала меня не в привычном смысле этого слова.

Я находилась в церкви, она-за решеткой, отгораживающей часть церквного пространства вдоль стен для прохода монахинь. Выйти за нее сестры не могут, устав Кларисс строг.

«Нам позволено покидать монастырь только для визита к врачу и для того, чтобы исполнить гражданский долг-проголосовать»,-ответила на мой вопрос сестра Mariagrazia.

Меня поразило спокойствие, с которым она говорила о невозможности выйти из-за решетки. Для меня клетки и решетки это самое ужасное, что может быть-несвобода.

И эта несвобода выбрана добровольно.

Я здесь 18 лет, — рассказала о себе Марияграция. К Богу я пришла через музыку-играла на пианино, на гитаре. В монастырь я пришла против воли родителей. Мне было 25 лет.»

Я слушала ее и поражалась: и тем, что она так молодо выглядит, и тем, как она разговаривает.

Впервые за долгое время я видела перед собой совершенно счастливого и довольного всем человека, словно море в ясную погоду.

Эта девочка излучала такое спокойствие, такое умиротворение исходило от голоса, от всего облика, что хотелось стоять и слушать ее, и не хотелось никуда уходить.

Выйдя из здания монастыря, я долго находилась под впечатлением от этой встречи и слов, что мне сказала Марияграция.

Они останутся со мной, потому что были сказаны для меня.

После этой встречи монахини, что потом встречались на улицах Италии, словно несли на себе отпечаток этой светлой девушки.

До того дня, когда я на пляже увидела спину Серджио.

В нашей дружной компании, которой мы ходим танцевать, подобрались разновозрастные люди, как женщины, так и мужчины.

Иногда мы собираемся, чтобы поесть пиццу, или погулять часок в выходной вдоль моря.

Помню, было тепло, и один из нашей компании, Серджио, 42- летний высоченный красавец, по профессии инженер связи, решил искупаться. Скинул одежду и пошел в воду, и я увидела, что его скульптурно вылепленная спина вся исполосована жуткими шрамами.

Позже я попросила его о встрече, чтобы спросить, что с его спиной.

И услышала историю, после которой не могу спокойно видеть монахинь на улице.

Оказалось, Серджио-сирота, он не знал ни матери, ни отца.

Новорожденным младенцем его принесли в женский монастырь и там оставили. Это было в 1979 году.

Его воспитывали монастырские сестры в соответствии со своими представлениями о воспитании.

Подвижного живого мальчишку наказывали, голым привязывая прямо к железной панцирной сетке кровати, с которой снимали тонкий матрац.

Он говорил, что прямо перед ним на стене висела картина-изображение ангела в женском обличье.

Он смотрел на него и молился, чтобы ангел прилетел и забрал его с собой.

Если сестры видели его слезы, его отвязывали и раздетого без какой-либо одежды заставляли идти к воде, при этом били по спине, до крови. Есть такие бичи для укрощения плоти. И это не вымысел..

«Было очень холодно зимой…»- рассказывал Серджио.

«Меня спас от этих мук учитель, что приходил в монастырь заниматься со мной. Он однажды увидел мою спину…

И придумал отводить меня учиться танцам в школе, где преподавал, за стенами монастыря.

На удивление, такое разрешение дали, и я стал сначала дважды в неделю, а потом каждый день ходить на занятия уже в школу бальных танцев. Монастырь платил за нее. Я очень старался, и у меня хорошо получалось. Стал участвовать в соревнованиях и побеждать.

Так что можно сказать, танцы меня спасли…»

Его рассказ напоминал бы слезливый дамский сериал-брошенный ребенок, монастырь, побои, если бы не его спина и то, как он танцует! Божественно…

Он не сказал, ни в каком городе это было, ни в каком монастыре.

И что в итоге, спросите вы?

Выводы какие?

Их не будет…

Но с того дня, когда я услышала рассказ Серджио, завидев монахинь, я перехожу на другую сторону улицы.


Оцените нас в соцсетях:

Видеоурок за подписку

Подпишитесь на рассылку и получите бесплатный видеоурок: выучите несколько слов на итальянском языке. если вам предстоит поездка в Италию

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code